О, если ты спокоен, не растерян

       О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И, если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И, если ждать умеешь без волненья,

Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь,
И, если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И, если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова
Без прежних сил возобновить свой труд,
И, если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и все начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И, если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: «Держись!»
И, если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И, если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег,
Земля — твое, мой мальчик, достоянье,
И, более того, ты — человек!

Перевод С. Я. Маршака.

Редьярд Киплинг 

[Завещание Редьярда Киплинга]
Завещание Редьярда Киплинга
Володя Морган Золотое Перо Руси
Перевод с английского
/ Редьярд Киплинг, If/

Мой сын! Держись прямей средь жизни бурной,
И среди тех, кто груз вранья спирает на других.
Не верь молве высокоумной –
Введи поправку ты на их сомнений вихрь.
Ты должен гордо ждать удач, не уставая,
И, если ложь вокруг, то не имей с ней дел.
Не уступай их ненависти, зная,
Что самый мудрый — нет, не на земле.

Мечтай! Но помни: сон не бог над явью. 
Не будь своих расчётов жалкий раб;
С бедою встретишься или с триумфом-дрянью —
Утюжь их, самозванцев, в хвост и в храп.
Услышав правду, – рассуждай по правде,
На вьющихся мошенников поставь капкан.
Не забывай, что глупый также страждет,
Будь снисходителен пусть он и рван, и пьян.

Сгреби в одно победы все, награды
И вбрось на кон величием броска,
Но никому не выскажи досады
О промахах – не радуй дурака.
Поставь на карту сердце, нервы, жилы,
Чтобы служить тебе. После всего.
И, будь уверен твёрдо, будешь первым
Поскольку воля — мира торжество.

Будь добродетелен в общении с толпою,
Умей и с королями выбрать тон.
Учти: враги тогда считаются с тобою,
Когда друзьями ты обережён.
Прочти в душе в последнюю минуту,
Лишь в шестьдесят секунд, лишь в миг один –
Что Вся Земля – твой дом, твой храм, дорога к абсолюту, 
Тогда ты будешь Человек, мой сын.

Володя Морган Золотое Перо Руси
Перевод с английского
/ Редьярд Киплинг

                                                  

А судьи кто? — За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма;
Всегда готовые к журьбе,
Поют все песнь одну и ту же,
Не замечая об себе:
Что старее, то хуже.
Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве,
И где не воскресят клиенты-иностранцы
Прошедшего житья подлейшие черты.
Да и кому в Москве не зажимали рты
Обеды, ужины и танцы?
Не тот ли, вы к кому меня еще с пелен,
Для замыслов каких-то непонятных,
Дитёй возили на поклон?
Тот Нестор негодяев знатных,
Толпою окруженный слуг;
Усердствуя, они в часы вина и драки
И честь и жизнь его не раз спасали: вдруг
На них он выменил борзые три собаки!!!
Или вон тот еще, который для затей
На крепостной балет согнал на многих фурах
От матерей, отцов отторженных детей?!
Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах,
Заставил всю Москву дивиться их красе!
Но должников не согласил к отсрочке:
Амуры и Зефиры все
Распроданы поодиночке!!!
Вот те, которые дожили до седин!
Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!
Вот наши строгие ценители и судьи!
Теперь пускай из нас один,
Из молодых людей, найдется — враг исканий,
Не требуя ни мест, ни повышенья в чин,
В науки он вперит ум, алчущий познаний;
Или в душе его сам Бог возбудит жар
К искусствам творческим, высоким и прекрасным,
Они тотчас: разбой! пожар!
И прослывет у них мечтателем! опасным!! —
Мундир! один мундир! он в прежнем их быту
Когда-то укрывал, расшитый и красивый,
Их слабодушие, рассудка нищету;
И нам за ними в путь счастливый!
И в женах, дочерях — к мундиру та же страсть!
Я сам к нему давно ль от нежности отрекся?!
Теперь уж в это мне ребячество не впасть;
Но кто б тогда за всеми не повлекся?
Когда из гвардии, иные от двора
Сюда на время приезжали, —
Кричали женщины: ура!
И в воздух чепчики бросали!

А. С. Грибоедов, монолог Чацкого «А судьи кто?» в «Горе от ума»