Счастья, радости всем

2 712 подписчиков

Свежие комментарии

  • Лидия Наби (иванова)
    Мне кажется, что это развод..раздавать свои данные по различным сайтам-значит рисковать..Проверить начисления
  • Людмила Кравченко
    Натали, полностью с тобой согласна об индивидуальном подходе к любым начинаниям. Но,  для себя любимого я предлагаю с...Дыхательная практ...
  • Натали Крапивина
    Привет. Я бы с удовольствием, только мне сказали, что так получается только у меня. У другого будет все по другому. Е...МОИ РЕЗУЛЬТАТЫ.

О духовной ПРЕЛЕСТИ.

О духовной ПРЕЛЕСТИ


О духовной ПРЕЛЕСТИ.Прелесть понимается как «повреждение естества человеческого ложью». Состояние духовной прелести характеризуется тем, что человеку кажется, что он достиг определённых духовных высот вплоть до личной святости. Такое состояние может сопровождаться уверенностью человека в том, что он общается с ангелами или святыми, удостоился видений или даже способен творить чудеса. Впавшему в духовную прелесть человеку на самом деле могут являться «ангелы» или «святые», на самом деле являющиеся демонами, выдающими себя прельщаемому за ангелов или святых. Также впавшему в духовную прелесть действительно могут быть видения, на самом деле наведенные демонами или являющиеся обыкновенными галлюцинациями. В состоянии прелести человек очень легко принимает ложь, являющуюся следствием демонического (бесовского) внушения, за истину.

Учение о духовной прелести и глубокое понимание такого состояния человеческого разума свойственно православному монашеству в течение всей его истории. Это учение изложено в трудах многих святых преподобных подвижников православной церкви, начиная ещё с раннего возникновения монашества. В частности, это учение развивалось в творениях преподобного Григория Синаита, святителя Каллиста I Константинопольского, блаженного Диадоха Фотикийского и др.



Для современного читателя оно особенно хорошо и ясно изложено в сочинениях святителя Игнатия (Брянчанинова), в которых он неотступно держался предания святых Отцов.

Важность учения о духовной прелести состоит в том, что в православной аскетике оно неразрывно связано с учением о молитве (особенно Иисусовой молитве). Духовная прелесть является основной опасностью, подстерегающей христианина (особенно клириков), приступившего к молитвенному подвигу.

Согласно учению св. Игнатия (Брянчанинова): «Все мы — в прелести. Знание этого есть величайшее предохранение от прелести. Величайшая прелесть — признавать себя свободным от прелести».


Когда человек решится начать духовную жизнь, то много преград и опасностей может встать у него на пути. Одним из величайших искушений, является духовная прелесть. По определению святителя Игнатия Брянчанинова: "прелесть есть усвоение человеком лжи, принятой им за истину". Как указывает тот же, автору "прелесть действует первоначально на образ мыслей; будучи принята и, извратив образ мыслей, она немедленно сообщается сердцу, извращает сердечные ощущения; овладев существом человека, она разливается на всю деятельность его, отравляет самое тело, как неразрывно связанное Творцом с душею. Состояние прелести есть состояние погибели или вечной смерти". (Свт. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. М., изд. "Правило веры", 1993 г., т. 1, с. 229-230). Это гибельное состояние, на которое указывает подвижник благочестия 19 века, является, прежде всего, результатом гордости, самолюбия и самомнения. Отцом гордости, как и отцом лжи, является диавол поэтому всякий человек, обладаемый данной страстью, становится покорным слугой нечистого духа. Гордость и самолюбие настолько въелись в душу современного человека, что даже перестали считаться грехом. Наоборот, в современном обществе это качество расценивается как достоинство, как некий положительный психологический фактор.

     Вспомните, как нас учили в школе: "Человек - это звучит гордо. Гордый буревестник и т.д.". Человек, воспитанный в таком ключе, даже приходя к вере, внутренне практически не меняется. Его психологические установки, мотивы поступков, по-прежнему ложные. Становиться другим, новоначальный, как правило, не хочет. Человек хочет "протащить" в православную веру весь груз опыта своей прошлой жизни. Он хочет просто включить религиозное мировоззрение в ряд устоявшихся привычек и стереотипов мышления. Но, это невозможно. Законы духовной жизни и законы внешнего мира, диаметрально противоположны. Недаром Господь наш Иисус Христос, говорит прямо: "Не любите мира и того, что в мире. Ибо любовь к миру есть вражда к Богу". Законы духовной жизни, полно выраженные в, Евангелии, требуют смирения, кротости, любви. Законы мирской жизни требуют жесткости, насилия, гордости. Итак, человек, пришедший к вере, прежде всего, должен понять, что вся его прежняя жизнь была ложью. Она основывалась на ложных установках, идеалах, стремлениях, и ее надо менять коренным образом. Необходимо осознать свою духовную пустоту и уже на новом фундаменте православного исповедания, начинать строить новое здание чисто христианского мировоззрения. К сожалению, чаще всего, бывает иначе. Новоначальный хочет при помощи молитвы, определенных аскетических действий, быстро достигнуть высоких духовных состояний, иметь прямое общение с Богом, ^видеть видения, переживать высокие чувственные состояния, созерцать тайны Божий, недоступные для ', других людей. Вместе с тем, страсти и пороки продолжают обуревать его душу. Таким образом, новоначальный пытается совместить несовместимое. Как указывают святые отцы, для того, чтобы стать сосудом для Духа Святого, необходимо прежде очистить душу покаянием, украсить ее смирением, любовью и прочими добродетелями. А для стяжания добродетелей, необходимо видеть и считать себя великим грешником, недостойным посещения Духа Святого. Не o желать высших созерцаний и видений, а бояться их, сознавая свое недостоинство и великую греховность.

     К сожалению, современный человек часто поступает в точности наоборот. Очень актуально для нашего времени звучат слова преподобного Григория Синаита: "Если кто с самонадеянностью, основанною на самомнении, мечтает достигнуть в высокие молитвенные состояния, и стяжал ревность не истинную (авт. - основанную на покаянии), а сатанинскую (авт. - основанную на гордыни, тщеславии, самомнении): того диавол удобно опутывает своими сетями, как своего служителя" (См. ист. №1 с. 231). Как пишет свт. Игнатий Брянчанинов: "Всякий, усиливающийся взойти на брак Сына Божия не в чистых и светлых одеждах, устраиваемых покаянием, а прямо в I своем рубище, в состоянии ветхости, греховности и самооболыцения, извергается вон, во тьму кромешную; в бесовскую прелесть" (1, с. 231). Нередко люди, находящиеся в духовной прелести, прикрывают свою гордыню, ложным, словесным смирением. Потупленные глаза, черный платок, внешне покаянные слова - часто скрывают страшную духовную гордыню. Помню одну монахиню, которая любила повторять, что она грешная и все своим видом выказывала воплощенное смирение, при этом "естественно", окружающим полагалось восхищаться ее духовностью и убеждать ее, что она почти святая. Когда для проверки ее внутреннего состояния ей заметили: "почему же она такая грешная? Неужели столько лет напрасно подвизается?" - вопрошающего покрыла такая буря гнева, что он и не рад был, что задал такой вопрос. Состояние людей, находящихся в бесовской прелести бывает очень разнообразно, соответствуя той страсти, которою человек обольщен и, соответствуя той степени, в которой человек порабощен этой страсти.

     Часто прелесть возникает и от неправильного образа молитвы. Как пишет святитель Игнатий: "Самый опасный неправильный образ молитвы заключается в том, когда молящийся сочиняет силою воображения своего мечты или картины, заимствуя их, по-видимому, из Священного Писания, в сущности же из своего собственного состояния, из своего падения, из своей греховности, из своего самообольщения, - этими картинами льстит своему самомнению, своему тщеславию, своему высокоумию, своей гордости, обманывает себя..,. Мечтатель, с первого шага на пути молитвенном, исходит из области истины, вступает в область лжи, в область сатаны, подчиняется произвольно влиянию сатаны" (1, с. 233). Воображение, мечтательность, фантазия - это всегда поле деятельности падшего духа. Недаром, имя фантазера было впервые присвоено диаволу. Когда человек начинает надумывать и что-то воображать себе на молитве, он исходит из области Божественной реальности и впадает в фантазии, в ирреальный мир сатаны, где полностью подпадает в зависимость от сил зла. г Святые отцы всех времен и народов единогласно предупреждали: не воображайте ничего себе на молитве ,и не принимайте никаких чувственных или мысленных видений: "Никак не прими, - говорит преподобный Григорий Синаит, - если увидишь что либо, чувственными очами или умом, вне или внутри тебя, будет ли то образ Христа, или Ангела, или какого Святого, или если представится тебе свет... Будь внимателен и осторожен!" (1, с. 233). Особенно внимательным и осторожным должен быть новоначальный, недавно обратившийся к молитвенному деланию христианин. Как указывает святитель Игнатий: "Склоняется, влечется наше свободное произволение к прелести: потому что всякая прелесть льстит нашему самомнению, нашему тщеславию, нашей гордости. Бесы находятся вблизи и окружают новоначальных и самочинных, распростирая сети помыслов и пагубных мечтаний, устраивая пропасти падений"(1, с. 233). , Надо всегда помнить, что началом прелести является гордость, а концом ее бывает еще большая гордость. Для гордецов не существует авторитетов, они никогда не прислушиваются к советам, а при обличении страшно раздражаются и гневаются. Это-явные признаки человека, находящегося в прелести. Так же прелестью считается и поиск высоких духовных состояний и переживаний во время молитвы. Человек ищет не покаяния, испрашивает не прощения грехов, а жаждет переживаний наслаждения и восторга. Поиск подобных состояний, постепенно становится целью молитвы. Как правило, человек находящийся в таком роде прелести бывает не только гневен и раздражителен в случае критики его "видений и переживаний", но и еще подвластен бесу сладострастия и различным тайным блудным грехам.

     Для второго рода прелести, называемого у святых отцов "мнением", характерно, как пишет свят. Игнатий то, что: "Одержимый этой прелестью мнит о себе, сочинил о себе "мнение", что он имеет многие добродетели и достоинства, - даже, что обилует дарами Святого Духа (1, с. 245). Само мнение составляется из ложных понятий и ложных ощущений. Молящийся, стремясь раскрыть в сердце ощущения нового человека и не имея на это никакой возможности, заменяет их ощущениями своего сочинения, поддельными, к которым не замедляет присоединиться действие падших духов. Признав неправильные ощущения за истинные и благодатные, впавший в прелесть, получает соответствующие ощущениям ложные понятия. То есть он начинает чувствовать, мыслить и совершать поступки, неадекватные раздражителям окружающей среды. Зачастую он начинает воображать себя, как бы центром всей вселенной, фактором, который, безусловно, влияет на весь окружающий мир. По его молитве обязательно "совершаются чудеса", даже если они на самом деле и не совершаются. Все животные непременно его любят и к нему тянутся, ему часто являются святые и ангелы, бесы трепещут при его появлении. Прельщенный начинает жить в своем особом мире, реально не существующем и не видимом ни для кого другого. Причем, переубедить его или объяснить гибельность данного состояния, практически невозможно. Священник, попытавшийся это сделать, объявляется или мало духовным или орудием бесов, давящим на "святого" (имеется в виду сам прельщенный).

     Как это ни удивительно и ни печально, но часто находятся люди, которые верят в "святость" прельщенного, становятся его духовными детьми и следуют за ним по пути к верной гибели. Подчеркну еще раз, наш современник, воспитанный на идеалах гордости и самомнения, часто, даже придя к вере, продолжает искать того, что тешит его самость. И, конечно же, для такого человека, быть чадом "святого" очень заманчиво. Не раз мне приходилось видеть, как за подобными младостарцами и младостарицами тянулись сотни поклонников и поклонниц, готовых расправиться со всяким, кто усомнится в "святости" их идола. ; Еще в 19 веке свят. Игнатий Брянчанинов писал: "Зараженные прелестью "мнения" встречаются очень часто. Всякий, не имеющий сокрушенного духа, признающий за собой какие бы то ни было заслуги, всякий не держащийся неуклонно учения Православной ;,Церкви, но рассуждающий о каком-либо догмате, или предании произвольно, по своему усмотрению, или по учению инославному, находится в этой прелести. Степенью уклонения и упорства в уклонении определяется степень прелести (1, с. 247). Отсюда различные ереси, расколы в православии и на сегодняшний день. Отсюда и такое количество маленьких групп, признающих авторитет только своих "старцев". Но самое страшное, что на таком роде верующих сбываются слова Христа: "Если слепой ведет слепого, то не оба ли упадут в яму?". А яма эта, имеет конкретное название - ад. Люди, зараженные прелестью мнения, часто бывают внешне смиренномудры, строго придерживаются православного обряда, несут определенный молитвенный подвиг. Но все это внешнее, показное. Неодноднократно мне приходилось наблюдать женщин, которые, придя к кому-либо в гости, вдруг вскакивают и начинают "долбить" какой-нибудь акафист, взятый ими самочинно себе в правило. Или не считаясь с общим настроем и собравшейся публикой, предлагают немедленно начать молиться, при этом первыми воздевают руки к небу, вздыхают и издают подобие плача. Из разговоров с такими людьми, нередко узнаешь, что святые у них без дела не сидят. Одни помогают им найти утерянные вещи, другие решают семейные проблемы, третьи - лечат болезни. В общем - все при деле. За это "молитвенница" периодически "расплачивается" с ними акафистами и канонами. Объяснить безумие и ложность такого подхода к духовной жизни прельщенным, бывает практически невозможно.

     Этимологически славянское слово "прелесть" состоит из корня "лесть", т.е. ложь, обман и заблуждение, и приставки "пре-", которая усиливает и увеличивает действие или качество. Значит, прелесть - это особо опасное, особо страшное заблуждение, коварный обман демона. Прелесть - это потеря правильных духовных ориентиров. Прелесть - это повторение греха Адама и сатаны, когда человек вне правильного духовного развития, вне аскезы и учения о спасении Православной Церкви хочет достигнуть духовных высот; когда он без уподобления Богу через жизнь по евангельским заповедям и борьбу с грехом хочет быть равным Богу. Конечно, многие, находящиеся в прелести, будут отрицать, что они хотят быть равными Богу; но в подсознании их присутствует пагубная идея своей духовной значимости, мысль о высоте своей внутренней жизни, что совершенно не соответствует их реальному состоянию. Как начинается прелесть? Каковы виды ее? Прелесть начинается с непослушания Церкви, с искания каких-то особых путей спасения и совершенства, т.е. с некоего духовного экспериментаторства. Начало прелести - излишнее доверие к себе. Например, доверие к своим субъективным переживаниям и культивирование их; в результате этого у человека могут появиться некие зрительные и слуховые образы. Картины своей фантазии и демонические явления такие люди нередко принимают за Божественное откровение или посещение их Ангелами. Основа прелести, как и основа всякого греха - это гордыня и самомнение. А сама гордыня имеет несколько аспектов, несколько разновидностей. Гордость перед людьми - мирская гордыня - то, что мы называем высокомерием.

     Другой вид гордыни - гордыня духовная, гордость перед Богом, когда человеку кажется, что он имеет полноту добродетелей и все необходимое ему для спасения, что он не нуждается ни в чем и ни в ком.. Прельщенный гордец убежден в том, что он не нуждается даже в помощи благодати Божией, а может достигнуть всего сам, своим умом и подвигом своей личной воли. Здесь начинается перемещение центра духовной жизни с Бога на самого себя, здесь начинается духовный эгоцентризм. Человек хочет черпать духовные силы в себе самом, в своих мистических переживаниях и в своих личных откровениях. Подобное притягивает к себе подобное, это - закон духовной симпатии. Поэтому гордость вводит человека в контакт, т.е особую близость, с духом гордыни - сатаной. Душа гордого начинает принимать информацию от демонов, информацию от мира падших, отверженных, темных духов; информацию в виде блестящих идей, которые он воспринимает как духовные открытия и считает, что еще ни один подвижник не имел таких познаний, каких удостоился он. В области чувств и эмоций сатана дает ему какие-то странные восторги. Они кажутся ему благодатью Духа Святаго, высшим духовным состоянием, раем его души. А на самом деле эти восторги являются лишь утонченным действием страстей, которые возбуждает и преобразует демоническая сила. И вот подобное возбуждение нервов, плоти и крови он принимает за духовные, Богом данные состояния. Но надо сказать, что эти сатанинские вдохновения и восторги в глубине своей душа все равно ощущает как нечто страшное и чужое. Потому у обольщенных приливы "радости" сменяются упадком и отчаянием. Почти у всех обольщенных периодически наступают состояния адской тоски, когда они хотят покончить жизнь самоубийством. Прельщенный получает информацию и на чувственном уровне. Он может видеть какие-то странные видения, похожие на видения наркоманов: иногда хаотические образы, а иногда - целые сцены, которые разыгрывает перед ним демон. И во время молитвы он также часто представляет в визуальном плане то, о чем молится, представляет картины рая и ада. (Фантазия и зрительные представления во время молитвы-это уже патология молитвы. А зачастую, хотя и не всегда, - один из симптомов прелести). Иногда - слышит голоса, которые принимает за голос Ангела-хранителя или за Херувимское пение. И, наконец, он приходит к выводу, что ему уже Никто не нужен: ни учитель, ни книги, ни опыт Церкви, что Бог избрал его как пророка, как Своего собеседника, что он получает все свои внушения и мысли непосредственно от Него. Тогда этот человек совершенно перестает воспринимать то, что говорят ему другие. Если его убеждают, что он противоречит святым отцам, то для него это - не довод, так как в глубине души он считает, что святые отцы, может быть, и взошли на какую-то высоту, но он взошел выше и видит больше, чем они. Если его убеждают, что это от демона, то он считает, что говорят с ним непросвещенные люди, которые просто не понимают его духовной высоты, ибо говорят с позиции своего невежества. Поэтому Прельщенный в сердце своем глубоко презирает тех, кто старается открыть ему глаза и вывести его из этого пагубного состояния.

     Нередко впадали в прелесть люди, продвинувшиеся в духовной жизни и затем "залюбовавшиеся" сами собой. Состояние это приходит обычно не сразу; оно начинается, как правило, с противоречия, а затем - непослушания тем лицам, которые поставлены над нами; для мирянина это - церковная иерархия, для монашествующего - игумен и духовный отец. Затем непослушание переходит в совершенной презрение всех советов и ненависть к тому, кто обличает. Человек становится кумиром сам для себя, он не может истинно молиться Богу, хотя бы и совершал продолжительные молитвословия. Ибо настоящая молитва подразумевает собственную недостаточность, а он, обращаясь к Богу, подсознательно считает, что уже имеет все нужное для спасения. И Бог становится для него как бы лишним и ненужным. Прельщенный человек ищет в молитве все новых "поразительных" откровений, "острых" духовных ощущений. Он как бы становится гурманом своих собственных страстей, которые диавол показывает ему в виде высоких духовных чувств. Темные духи идут навстречу его раскрытой для них душе, его внутреннему призыву, и человеку кажется, что он здесь, на земле переживает то, что Ангелы - на небе; здесь, на земле знает и видит то, что в раю созерцают лики святых. Такой человек постепенно обожествляет себя, по степенно начинает чувствовать себя как бы центром всего мироздания. Он не может любить других людей т.к. любит только себя, и еще как любит! Он любит ceбя с неким религиозным благоговением и поэтому возмущается теми, кто не относится к нему так же. Часто человек, находящийся в прелести, состоит как бы во вражде и войне со всеми остальными; он может при знать только того, кто поверит в его мнимые достоинства и в его мнимую святость. Эти люди деградируют и умственно, и духовно; часто они становятся посмешищем для окружающих. Иногда у них во время молитвы в нервном, страстном возбуждении начинаются конвульсии, судороги, течет пена изо рта; они прерывают молитву какими-то странными возгласами и криками. Но и будучи в таком жалком состоянии, они все равно не отрезвляются. Им кажется, что мир несправедлив к ним, гонит и мучает их, как всех пророков.

     В житиях святых мы читаем о случаях прелести, о тех видениях, которые обольщенные принимали за явления Спасителя, Божией Матери и Ангелов; о требовании почитания к себе со стороны окружающих. Обычно попавшие в прелесть, как попавшие в волчий капкан, остаются в ней, не могут вырваться; спасти человека от прелести может только особая благодать Божия. Лишь какое-нибудь сильное, и страшное потрясение может вернуть человеку потерянное смирение и восстановить обращенность его души к Богу. Оттого-то, если и бывают случаи исцеления, то происходит оно через огромные страдания, продолжительные болезни или какое-то очевидное вмешательство Божественной силы. Поэтому на духовном пути гордость является величайшей опасностью. Да, всякие грехи отдаляют человека от Бога, всякий грех - это тайный союз с демоном. Но гордость страшнее всего. Она делает человека своим среди падших духов; единым духом с сатаной.

Архимандрит Рафаил (Карелин)

Картина дня

наверх